Алексей Бахарев: «В тренеры попал спонтанно»

После череды травм, скитаний пο низшим лигам и тихогο завершения спοртивнοй карьеры он в 2011 гοду устрοился тренерοм в ДЮСШ дοнецκогο клуба.

В тренеры пοпал спοнтаннο

— Когда более десяти лет назад переходили в «Шахтер», предполагали, что так осядете в Донецке?

— Нет, тем более в бытность игроком я толком не осел там. После того как замучили травмы, и я уже не тянул на уровне «Шахтера», возвращался на несколько лет в Россию, кочуя по низшим лигам. В российской премьер-лиге, точнее рядом с ней, оказался в последний раз летом 2007-го, когда был на просмотре в «Крыльях Советов», ну а потом был Воронеж и сборы в Тюмени. А в Донецке, как вы говорите, осел два года назад после завершения игровой карьеры, когда познакомился со своей будущей женой — она родом из Донецка. Не так давно у нас родился первый ребенок — 8 июня ему исполнилось четыре месяца.

— Почему не удался просмотр в «Крыльях»?

— Наверное, я их не устроил, но мне причин не сказали. Видимо, ставку решили сделать на молодых. Я там пробыл всего неделю.

— Второе пришествие в «Ладу» казалось каменным веком на фоне «Шахтера»?

— Жаловаться и рассказывать, как все плохо в низших лигах, не буду. Надо реально смотреть на ситуацию. У меня пошли травмы. Я ездил в Германии прооперироваться, потом долго восстанавливался. Дальше было тяжело возвращаться. Если нет скорости, то уже смысла нет играть. Сейчас футбол на таких скоростях проходит, что нужно быть в идеальной форме с хорошей взрывной скоростью. Поэтому, видимо, я уже изжил себя в футболе к тому моменту. Сейчас пытаюсь в качестве тренера реализовать себя.

— К тренерству целенаправленно готовились?

— Попал в это дело спонтанно. После завершения игровой карьеры два года искал другое ремесло, пытался попробовать себя в разных местах. Сделал попытки открыть свой небольшой бизнес в разных сферах, но там нужен был стартовый капитал. В общем, все уперлось в финансы, после чего задумался: надо кормить семью. Воспользовался возможностью вернуться в футбол и устроиться в школу «Шахтера», где уже год проработал.

— С каким годом рождения работаете?

— С августа, когда наступит новый сезон, буду работать с группой 2000 года рождения, которую буду вести до тех пор, пока они не переедут с манежа на стадионе «Шахтер» на базу в Кирше, где с ними уже другие специалисты будут работать. Кирша — это верхушка пирамиды, где собираются лучшие наши ребята, будь то привозные или те, кто в школе клуба с самого начала и перед этим проходят обучение в нашей дневной академии. Кроме того, у клуба есть много филиалов, откуда лучших игроков выдергивают к нам, и мы на «Шахтере» ведем пять возрастов, начиная с 7 лет и заканчивая 13-14 годами — это выпускной возраст, после которого ребята переезжают в Киршу.

— Каков ваш рабочий график?

— Сейчас я заканчиваю работать в полдень. Остальное время этим летом является свободным, но это понятие относительное — мне ведь надо учиться, тем более я пока сдал экзамены на получение тренерской лицензии только в самой низкой категории C. Думаю, в следующем году отправят от клуба на повышение квалификации. Ну а главное — это то, что после рождения ребенка надо помогать жене. Им и занимаюсь, пока летом есть свободное время. С августа мы начнем работать с утра до обеда, а после начала учебного года — с обеда до семи вечера.

«Ротοр» уже в 1998-м пο пοлгοда не платил зарплату

— Довольны своей игровой карьерой?

— У меня был такой возраст, что без разницы, за кого играть. Хотелось просто играть в футбол. Жаловаться на карьеру грешно. Тем более, я сам этого добился, поскольку в детстве и юности, по сути, ночевал с мячом. То, что карьера игрока у меня вышла непродолжительной, это тоже только от меня зависело.

— Вы необычным образом попали в «Спартак» — лидер и действующий чемпион арендовал вас у вылетевшей в первую лигу «Лады».

— Мной занимался Александр Борисович Гармашов, тогдашний президент «Лады». Не знаю, как он договаривался со «Спартаком», но в итоге они взяли нас с Максимом Бузникиным в аренду. Видимо, Гармашов рассчитывал на то, чтобы мы засветились в еврокубках и нас можно было выгодней продать.

— Но после «Спартака» возник «Ротор».

— Когда перешел в «Ротор», там уже были финансовые проблемы. Мы заняли в 1998 году четвертое место, Веретенников стал лучшим бомбардиром чемпионата, но все это уже было инерцией от успешных предыдущих сезонов. Игроки были весомые, и с их помощью в том сезоне еще можно было за что-то зацепиться, но финансово «Ротор» уже практически погибал. Шли постоянные задержки денег. Я пришел в команду и только две первые зарплаты получил. Потом мне не платили 7-8 месяцев, и долги отдали только уже когда я уходил. Слышал, что тогда у Горюнова был конфликт с мэрией, но в эти политические вопросы я тогда не вникал.

— С кем-то из «Лады», «Спартака» и «Ротора» 1990-х сейчас поддерживаете отношения?

— Недавно в Кирше проходил турнир детско-юношеских команд, на который приезжали «Барселона» и «Спартак». От последних приезжал Андрей Пятницкий, с которым давно не пересекались. В остальном нет такой возможности часто звонить за границу — все это выходит в копеечку. Периодически созваниваюсь с Виталием Абрамовым, с которым играл за «Ротор», с Сергеем Жуненко, игравшим со мной в «Шахтере», а затем тренировавшим воронежский ФСА, когда я туда попал на год. С остальными пути разошлись.

— Сколько раз общались с Романцевым с глазу на глаз?

— Один. В начале спартаковского сезона, когда приехал на базу подписывать контракт. Подписали, после чего через 1-2 дня вызвал к себе в кабинет Олег Иванович и рассказал по поводу болельщиков «Спартака». «Ты будешь играть для них» — «Я все понял». Сказал мне готовиться к тому, что придется заново доказывать свое право играть в основе. Но обстоятельства сложились так, что сломался и выбыл на полгода Тихонов, и Романцев стал ставить меня на левый фланг. До этого я играл только под нападающим. В тот период мне не было разницы, где играть. Тем более, скорость позволяла мне играть выступать на фланге.

— Вы были быстрее Быстрова и Жиркова в их лучшие годы?

— Откуда я знаю? Я же не играл против них, чтобы можно было сравнить. Скорости в футболе с годами росли очень быстро, поэтому сравнивать некорректно. В годы моего выступления в российском чемпионате выделялись Черышев и Гришин. Но мне тяжело сказать, был ли я быстрее них или они меня.

— До «Шахтера» вы не были «стеклянным» игроком. Почему в Донецке пошла непрерывная череда травм?

— До этого мне тоже доставалось прилично, но организм был моложе, и реабилитация после таких травм шла быстрее. С возрастом стало хуже. Особенно неважно обстояли дела с голеностопом: то сам подворачивал, то с помощью кого-то…

— Из тех, с помощью кого подворачивали, кто-то особенно выделялся?

— Нет. Все защитники одинаковые. Жестких игроков всегда хватает.

— Не страшно было в «Спартаке» выходить на двусторонки против Горлуковича?



Ракитич: если Швейцария побеждала Испанию, то почему хорватам не повторить это?
Гулямов: «Будивельник» ведёт переговоры с Единой лигой ВТБ
Клинсманн не заинтересован в работе с «Тоттенхэмом»